TOP

«Количеством самовары значительно превосходят жителей Костромы»

Авторские колонки о городах России. Григорий Служитель , автор романа «Дни Савелия» — о самобытной Костроме.

Недавно я ездил в Кострому. Снял комнатку на берегу одноименной реки. Сижу у окна, читаю книжку, которую взял с собой из Москвы. Старый семейный том с рельефным профилем автора на обложке и перечнем опечаток в конце. Окно выходит прямо на Ипатьевский монастырь. Думаю о том, что провидение тяготеет к рифмам. К примеру, чем можно объяснить, что Михаил Романов был призван на царствие в Ипатьевском монастыре и в Ипатьевском же доме, но только уже на Урале, через триста лет была расстреляна семья его потомка?

Кострома — город скромный, лишённый амбиций, а значит и комплексов былого величия (которого, впрочем, никогда у Костромы и не было). Поэтому, несмотря на ужасы советской стройпрограммы, еще сохранивший своё лицо. Смотрю в окно. Важно гудят баркасы. Им с причала наперебой тявкает в ответ пёсичий молодняк. В прибрежной заводи ищет удачи пожилой рыбак.

Думаю: а когда-то в начале 50-х, молодая учительница Белла Клионская (то бишь моя бабушка) приехала в Кострому из Москвы по разнарядке преподавать французский язык. Опершись о руку матроса, спрыгнула с трапа парохода на причал. С плащом через локоть и клетчатым чемоданом, который сиял на солнце металлическими наугольниками. Посмотрела в небо, смахнула пыль с ботинок, подвела часы. Насмешила рыбаков вопросом «где тут останавливается такси?»  и потом долго тряслась в кузове полуторки по дороге в общежитие.

На прилавке различимо семейство Лениных-матрёшек, шоколадного Путина и почему-то плакат «Modern Talking» с автографами участников дуэта.

Я всматриваюсь в окно пристальнее. Отыскать следы тех французских уроков нелегко. Хлопает на ветру тряпичная обшивка торговых палаток. Ряды предлагают мёд, лён, зайчатину, деревянные изделия и другой традиционный промысел. Китайские туристы, прежде чем совершить покупку, почему-то фотографируют каждый пирожок, как будто сперва проверяют на своих камерах съедобность товара. Одну палатку, торгующую славянскими оберегами и руническими амулетами, перевернуло ветром и это кажется тем более странным, что предметы торговли могли бы и отвести беду прочь.

Тут же гуляет свадьба. Братва невесты и жениха столпилась у чугунной балюстрады и салютует пассажирам проплывающего трамвайчика. И те, что на палубе, и те, что на берегу, кричат, смеются и показывают друг другу «факи».

Понукаемый невестой, нетрезвый жених бредёт к розовому, в георгиевских лентах, лимузину. На углу улицы замечаю вывеску «салон красоты «Comme il faut»: Ваши причуды — наша профессия». Ну что ж. Может быть, вот оно, слабое эхо французских уроков? Кто знает, кто знает. Из колонок, выставленных у окна антикварного салона, делиться соображениями о любви и дружбе Григорий Лепс. Делится громко, так сказать, рьяно. Внутри магазина на прилавке можно различить семейство Лениных-матрёшек, шоколадного Путина и почему-то плакат «Modern Talking» с автографами участников дуэта (во всяком случае, так уверяет владелец магазина Валера и в доказательство степенно осеняет себя крестом).

Комнатка у меня славная: четыре самовара, каждый расписан в традиционном русском стиле.  Гжель, Хохлома, Жостово и еще какая-то роспись, мне неизвестная, но тоже с какой-то суматохой цветения. Вообще, если рекрутировать все имеющиеся в Костроме самовары, то вышло бы вполне себе грозное, боеспособное войско. Количеством самовары значительно превосходят самих жителей, отчего последние несколько, что ли, нервничают. Самоваров и правда стало слишком много. По отдельности они еще ничего, но вместе… Именно поэтому, уверен, местные политики идут на выборы под лозунгом «Вернём Кострому костромчанам!» Ну да ладно. Вообще, город радушный и гостеприимный. Даже старинный шкаф в моей комнате то и дело норовит со скрипом раскрыть свои объятия. А вечерами под окнами какие-то ребята приглашают друг друга к себе: «Иди, мля, сюда!» А тот в ответ: «Не, мля, Ты сюда иди!»  «Нет, мля, Ты». Ну, и так до утра.

Но перед сном, за чтением старой семейной книги, вдруг понимаешь: самое главное впечатление последнего времени, вот оно- обнаружить между страниц рыжий волос бабушки, которую успел застать только седой. Провидение тяготеет к рифмам.

Читайте также:

Куда поехать в 2019? . Эксперты Global Business Travel Association составили список самых дешевых 12 мест для путешествий в 2019 году. Рассказываем о недооцененных и доступных туристических направлениях.

Французский Прованс осенью

Леса, одетые в багрец и золото, самый вкусный буйабес, красивые места для пеших прогулок. Место, где осень вдохновляет

Кому не понравится в Японии

Япония так и манит. Как избежать разочарования?

Бутан: чили, как измеритель уровня национального счастья.

Куртоп — сморщенный краснощекий уродец. Сколько чили за месяц съедает бутанец?

Аренда скутера в Таиланде: пошаговая инструкция

Как сделать так, чтобы не платить за чужие царапины. Аренда скутера — разбираемся в нюансах.

Вся правда о шаманских напитках

…выпить зелье из рук шамана и почувствовать себя кошкой. Зачем это надо? Личный опыт

Турция на вкус. Необычные рецепты дома

Экзотично – не значит сложно. Рассказываем, как приготовить восточные блюда дома, если Турция никак не идет из головы

Писатель, театральный актер. Спонтанный путешественник и ценитель котов. Автор романа "Дни Савелия" — о людях и котах.

Отправить комментарий